Яндекс.Метрика Кто может нарушить коммерческую тайну - Статьи об архивном деле, документообороте, делопроизводстве - Портал о документах naar.ru
Главная > Статьи > Правоприменительная практика > Кто может нарушить коммерческую тайну

Кто может нарушить коммерческую тайну

Прочитать позже   Отправить по e-mail

Кто может нарушить коммерческую тайну
В России действует законодательство, защищающее коммерческую и другие виды тайн. Однако это не означает, что конфиденциальная информация не утекает. О том, кто может стать потенциальным нарушителем, нашим читателям рассказывает преподаватель Московского государственного юридического университета (МГЮА), магистр частного права Евгений Суворов.

В целом потенциальный круг нарушителей не ограничен: ими могут быть как лица, получившие сведения, составляющие коммерческую тайну от обладателя на законных основаниях, так и третьи лица. Первые могут нарушить, разгласив соответствующую информацию в нарушение договора и предупреждения о конфиденциальности. Вторые могут заниматься «коммерческим шпионажем», направленным на «преодоление мер по охране конфиденциальности информации» (пункт 4 статьи 4 Закона о коммерческой тайне).

Нарушение коммерческой тайны работником обладателя

Одним из распространенных случаев нарушения режима коммерческой тайны является нарушение такого режима бывшим или настоящим работником обладателя соответствующей информации.

В статье 11 Закона о коммерческой тайне дается перечень необходимых действий, которые должен совершить работодатель для охраны конфиденциальности соответствующей информации в отношениях с работником:

  1. ознакомить под расписку работника, доступ которого к этой информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, необходим для исполнения данным работником своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну; 
  2. ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение; 
  3. создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Показательным в связи с данным вопросом является следующее дело, по итогам которого было принято постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 сентября 2013 г. по делу N А40-98738/12-21-929.

В соответствии с приказами о приеме работника на работу от 16.03.2009 N 37/1-П, от 20.06.2008 N 61-Л/С, от 01.07.2005 N 48, от 19.01.2010 N 5/2-К Богослов М.Ю. являлся заместителем директора по экономике и финансам; Малышев О.Е. являлся ведущим инженером научно-технического подразделения; Темников О.В. являлся инженером 1 категории по наладке и испытаниям отдела пусконаладочных работ ЗАО "Метанол и азотные процессы".

Приказами о прекращении трудового договора с работником от 31.03.2010 N 157-Y, 227-Y, 62-Y, Малышев О.Е., Темников О.В., Богослов М.Ю. были уволены.

Общество зарегистрировано 30.09.2010, генеральным директором общества является Богослов М.Ю., ранее являвшийся заместителем генерального директора по экономике и финансам в ЗАО "Метанол и азотные процессы".

В адрес ООО "ВИЗ-Сталь", являющегося контрагентом ЗАО "Метанол и азотные процессы" согласно договору 25.09.2008 N 49065/202305, были направлении письма от 10.12.2010 N 210/01, 211/01, подписанные директором общества Богословом М.Ю. В письме от 10.12.2010 N 211/01, в которых указывается, в частности, на то, что общество направило в адрес ООО "ВИЗ-Сталь" техническо-коммерческое предложение на разработку проектной документации по объекту "строительство установки по производству водорода из природного газа методом парового риформинга", при этом указанные услуги, предложенные обществом, являлись предметом действующего договора от 25.09.2008 N 49065/202305.

В адрес заместителя генерального директора по капитальному строительству ООО "ЛУКОЙЛ-Коми" также было направленно письмо, подписанное руководителем проекта общества Малышевым О.Е.. В данном письме указано, что общество располагает всеми необходимыми ресурсами для выполнения оставшейся части работ по объекту "Компрессорная станция с установкой осушки газа на Харьягинском месторождении" и технического сопровождения проектной документации в ГлавГосЭкспертизе. Указанные услуги входят в предмет действующего договора подряда на создание проектной продукции (услуг) от 20.04.2009 N 0816346/09Y1039, заключенного между ООО "ЛУКОЙЛ-Коми" как заказчиком и ЗАО "Метанол и азотные процессы" как подрядчиком.

В адрес ЗАО "Сибур-Химпром" также было направлено письмо, подписанное руководителем проекта общества. В данном письме указано, что общество располагает всеми необходимыми ресурсами для выполнения оставшейся части работ (корректирование проекта по результатам замечаний ФГУ "Главгосэкспертиза России") по объекту "Строительство односторонней сливоналивной ж/д эстакады на установке РМХ цеха N 42 ЗАО "Сибур-Химпром". Указанные услуги входят в предмет действующего договора на выполнение проектных работ от 12.05.2009 N 220-09/сх, заключенным между ЗАО "Сибур-Химпром" как заказчиком и ЗАО "Метанол и азотные процессы" как подрядчиком.

Оценив данные действия общества, суды пришли к выводу, что они направлены на незаконное использованию информации, составляющей коммерческую тайну ЗАО "Метанол и азотные процессы", направлены на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности, поскольку, осуществляя указанные действия, общество использует результаты деятельности ЗАО "Метанол и азотные процессы", в частности научно-технические разработки в связи с исполнением обязательств по заключенным договорам, а также сведения о контрагентах, в целях перераспределения спроса от услуг в сфере инжиниринга, оказываемых ЗАО "Метанол и азотные процессы" к аналогичным услугам, предлагаемым к оказанию обществом.

Может ли это сделать государство

Государство не исключается из круга потенциальных нарушителей режима коммерческой тайны. Помимо уже указанных обязанностей государственных органов по сохранению конфиденциальности предоставленной им информации и режима соблюдения налоговой тайны, следует упомянуть ответственность государства в случае нарушения исключительного права на секрет производства.

Так, в соответствии с пунктом 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 к ответственности за нарушение исключительного права на секрет производства (статья 1472 ГК РФ) может быть привлечено любое лицо, разгласившее сведения, составляющие секрет производства (или допустившее иные нарушения исключительного права), в том числе публично-правовое образование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование), если его орган, получивший доступ к соответствующей информации, такую информацию разгласил (статья 14 Федерального закона "О коммерческой тайне").

Коммерческая тайна и предоставление документов акционерам общества

Является ли допустимым отказ в предоставлении сведений, составляющих коммерческую тайну, акционерам, имеющим право на предоставление информации об обществе в соответствии с Законом об акционерных обществах?

В соответствии с пунктом 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 согласно абзацу третьему пункта 2 статьи 67 ГК РФ участники хозяйственного общества обязаны не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.

В связи с этим в случае, если документы, которые требует предоставить участник хозяйственного общества, содержат конфиденциальную информацию о деятельности общества, в том числе коммерческую тайну, общество, прежде чем передать соответствующие документы и (или) их копии, может потребовать выдачи расписки, в которой участник подтверждает, что предупрежден о конфиденциальности получаемой информации и об обязанности ее сохранять.

Если документы, которые требует предоставить участник хозяйственного общества, содержат иную охраняемую законом тайну (государственную, банковскую и т.п.), общество предоставляет ему выписки из таких документов, исключив из них соответствующую информацию. Одновременно общество обязано сообщить участнику об основаниях отнесения информации, содержащейся в этих документах, к охраняемой законом тайне. Отсюда следует, что акционер имеет право на получение информации, но обязан соблюдать режим конфиденциальности.

Правда, в некоторых случаях такая информация может быть использована в противоречии с интересами общества, например, при осуществлении акционером конкурентного с обществом вида деятельности. Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 13 марта 2013 г. по делу N А40-24803/12-137-222 ответчик по иску о предоставлении своим акционерам документов, касающихся принадлежащих ему месторождений, ссылался на то, что все месторождения обладают значительным потенциалом роста запасов, ОАО "Красноярскгазпром" и компании истцов работают на одном рынке.

Суд кассационной инстанции согласился с отказом в иске, указав на аффилированность истцов с прямыми конкурентами в отрасли геологоразведочных работ, а также на то, что истребуемая у общества информация является конфиденциальной, относится к конкурентной сфере и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества. Суд также признал правильным вывод о том, что истцов интересует конфиденциальная информация, относящаяся к конкурентной сфере, и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества. Указанными действиями истцами создана ситуация, направленная на причинение вреда ответчику. В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

По вопросу о предоставлении информации акционерам общества смотрите также от 25 марта 2013 г. N Ф09-1255/13, где суд не поддержал позицию общества, отказавшегося предоставить документы участнику, сославшись как на то, что обществом не были приняты меры по охране конфиденциальности информации, так и на то, что участнику сведения подлежат предоставлению независимо от того, составляют ли они коммерческую тайну.

Коммерческая тайна и условия о конфиденциальности в контрактах

Условия о конфиденциальности полученной контрагентами информации является одним из необходимых условий для последующих споров о распространении информации таким контрагентом; при этом важно, чтобы соблюдались и иные меры по охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну. Правда, в некоторых случаях суд привлекает к ответственности контрагента за разглашение конфиденциальной информации независимо от того, приняты ли истцом меры по охране конфиденциальности информации.

Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 июля 2014 г. по делу N А75-6176/2013 суд указал следующее:

Как следует из материалов дела и установлено судами, между истцом (заказчик) и ответчиком (подрядчик) заключен договор, а также соглашение о конфиденциальности (приложения N 2), являющегося неотъемлемой частью договора подряда с учетом дополнительного соглашения от 06.04.2012 N 1.

Ссылаясь на то, что в нарушение условий о конфиденциальности ответчик заключил с ООО "Ярус" договор субподряда от 01.12.2011 и договор субподряда от 10.04.2012 (далее - договоры субподряда), истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Утверждения заявителя о непринятии заказчиком мер по охране конфиденциальности информации и введению режима коммерческой тайны не принимаются во внимание, поскольку, подрядчик, подписавший соглашение о конфиденциальности, принял на себя определенные в нем обязательства, нарушение которых с его стороны влечет для него негативные последствия.

«Продажа» коммерческой тайны

Законодательство не содержит каких-либо ограничений на предоставление сведений, составляющих коммерческую тайну за плату. Наиболее традиционным является отчуждение исключительного права на секрет производства (статья 1468 ГК РФ) либо предоставление права использования секрета производства по лицензионному договору (статья 1469 ГК РФ). Но, повторим, это не исключает передачу за вознаграждение информации, не составляющей секрет производства.

Интересно в связи с этим нижеописанное дело (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 февраля 2013 г. N Ф09-372/13). Лицензиар обязался при условии полной оплаты вознаграждения за передачу ноу-хау передать лицензиату руководство по управлению деятельностью кафе, включающее руководство по открытию кафе, руководство по управлению персоналом кафе, технологию приготовления блюд. Руководство по управлению деятельностью кафе передается лицензиату в течение 5 календарных дней от оплаты вознаграждения за передачу ноу-хау (п. 5.1.1 договора).

Общество "Густо", ссылаясь на заключение лицензионного договора от 16.12.2010 N 11/2010-Ф под влиянием заблуждения относительно природы сделки и качеств его предмета, так как полученный по данному договору продукт не является ноу-хау, в связи с чем договор является недействительным на основании ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратилось в арбитражный суд с соответствующим иском. С учетом этих обстоятельств суды пришли к выводу о недоказанности обществом "Густо" наличия у него в момент совершения сделки заблуждения относительно природы заключенного договора или таких качеств его предмета, которые значительно снижают возможность его использования по назначению, в связи с чем правомерно отказали в удовлетворении исковых требований о признании лицензионного договора 16.12.2010 N 11/2010-Ф недействительным.

Ссылки общества "Густо" на то, что общество "Остин"не обеспечило режим коммерческой тайны, руководство по управлению деятельностью кафе утверждалось иным лицом, отклоняются, поскольку не являются основанием для признания лицензионного договора 16.12.2010 N 11/2010-Ф недействительным в соответствии с положениями ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как при заключении оспариваемого договора при проявлении должной степени заботливости и осмотрительности истец знал или должен был знать о характеристиках предмета сделки.

В данном деле можно было бы сказать, что и режима коммерческой тайны не было соблюдено. Тем не менее, суд, видимо, исходил из свободы договора и возможности продать (купить) любую информацию, если в этом есть интерес у соответствующих сторон.

Как защищаться от нарушения

Традиционным и самым распространенным является требование о возмещении убытков. Так, например, такая ответственность прямо установлена пунктом 1 статьи 1472 ГК РФ при нарушении прав на секрет производства (в том числе если его конфиденциальность обеспечивается путем установления режима коммерческой тайны). Имея в виду сложность в доказывании размера убытков, при передаче конфиденциальной информации контрагенту по договору рекомендуется устанавливать конкретный размер неустоек за несоблюдение обязанности конфиденциальности.

Коммерческая тайна и уголовная ответственность

Следует также помнить, что при определенных обстоятельствах незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, влечет уголовную ответственность (статья 183 УК РФ).

Как защищаться против претензий

Самым распространенным возражением против претензий является возражение о самостоятельном получении соответствующих сведений. В частности, в соответствии с пунктом 2 статьи 1466 ГК РФ лицо, ставшее добросовестно и независимо от других обладателей секрета производства обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства, приобретает самостоятельное исключительное право на этот секрет производства.

Кроме того, в соответствии с пунктом 2 статьи 1472 ГК РФ лицо, которое использовало секрет производства и не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно, в том числе в связи с тем, что оно получило доступ к секрету производства случайно или по ошибке, не несет ответственность в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Также ответчик может ссылаться на публичное раскрытие информации, составлявшей ранее коммерческую тайну, истцом до предполагаемого нарушения, следовательно, отсутствие мер охраны конфиденциальности информации. Ответчик также может указывать на несоблюдение статьи 11 Закона о коммерческой тайне (в части необходимых мер сохранения конфиденциальности), а также на то, что соответствующие сведения не могут составлять коммерческую тайну (статья 5 Закона о коммерческой тайне).


Е. Суворов 
 преподаватель Московского государственного
 юридического университета (МГЮА), магистр частного права
к.ю.н.
Полезная статья?
Да / Нет
Прочитать позже В избранное Отправить по e-mail
  • Поделиться в соцсетях:
Только зарегистрированные участники могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
Сервисы

Все сервисы

Ваши идеи

Знаете как сделать портал лучше? Поделитесь идеей.