Главная > Статьи > Архивное дело > Интервью > Общество > Центральный архив Министерства обороны РФ

Центральный архив Министерства обороны РФ

Прочитать позже   Отправить по e-mail

Центральный архив Министерства обороны РФ
ЦА МО РФ – Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Это – один из крупнейших ведомственных архивов нашей страны. А находится он в Подольске, буквально в часе езды к югу от Москвы, в нём хранится около семнадцати миллионов дел и ему уже почти восемьдесят лет!

Едем! В голове крутится – народ, который не знает своего прошлого, не имеет будущего, и за этим другая мысль - уже о себе, что наверное знаю и того меньше. Становится стыдно! Едем и гадаем - что увидим? Легче всего представить то, что уже где-то видел или слышал. Мне почему-то представляются кадры из американских фильмов, штампы: колючая проволока, ангары-здания, предупреждающие знаки: "запретная зона", "посторонним вход воспрещен".

Действительность оказалась богаче моих фантазий и не укладывалась в супершпионские штампы. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации занимает обширную, а не просто большую территорию. На обычном решетчатом заборе никаких угрожающих надписей мы не заметили, а у главных въездных ворот большой плакат, рассказывающий о том, что в 1986 году архив был награжден орденом Красной звезды за большой вклад в обеспечение сохранности документов Советской Армии и активное участие в военно-исторических исследованиях . 

Рядом проходная. На стене, чуть левее дверей, неприметно висит табличка о том, что здесь до октября 1941-ого размещалось Подольское артиллерийское училище, проявившее мужество, отвагу и массовый героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Малоярославском направлении. 

Массовый героизм! Что же там было? Ответы на этот и многие другие вопросы можно найти в Центральном архиве Министерства обороны РФ. Здесь хранится память о ратных и будничных делах Красной армии, Советской армии и Российской армии с 41-ого года по сегодняшний день. Сюда передаются документы, которые образуются в процессе военного делопроизводства, начиная от воинской части и кончая самим министерством. Это документы воинских частей, строительных военных организаций, приказы по личному составу, по организационным вопросам, денежное довольствие, заработная плата, журналы чрезвычайных происшествий и преступлений, исторические справки расформированных частей. Самым большим достоянием архива, конечно, являются документы периода Великой Отечественной войны. Их около девяти миллионов дел! Вообще, легче сказать, чего в архиве нет. Например, документы, датированные до 41-ого года, находятся в Российском государственном военном архиве. Практически все личные дела военачальников, в том числе героев-ветеранов, находятся в Главном управлении кадров, где ведется кадровое делопроизводство и документы часто бывают востребованными в работе Министерства обороны. 

На фотографии со спутника (старой, к слову) отлично видны многочисленные постройки: корпуса, в которых когда-то жили и учились подольские курсанты, а теперь располагаются архивохранилища. 

Нам в "штаб", не потеряться бы! Нужное здание оказалось совсем недалеко. 

permiakov.jpgПоднимаясь на этаж, видим на стенах портреты руководителей страны и здесь же нас встречает Игорь Альбертович Пермяков, начальник Центрального архива Министерства обороны РФ, полковник запаса. Он гостеприимно приглашает нас в свой кабинет . Времени для беседы дали немного и нам подумалось, что удастся лишь "пробежаться по верхам", задав только основные вопросы и подготовиться к самостоятельной исследовательской работе в архиве. Но, начнем по порядку! 

Центральный архив Министерства обороны, основанный в далеком 1936-ом как отдел архивов Наркомата обороны Союза ССР, поначалу располагался в Москве на Красной площади. В год начала Великой Отечественной войны был эвакуирован из Москвы в Бузулук Оренбургской области. Там и начался основной прием документов, поступавших прямо от воюющих частей в вагонах-теплушках. Потом на станции назначения эти документы просто вываливались, разлетались по листочкам. Их приходилось собирать, скреплять, а уж потом браться за фондирование и описание. Недаром же говорят, что лучше пережить два пожара, чем один переезд. Шла война, а эта колоссальнейшая работа не могла быть не выполненной! Спустя лишь пару лет после ее окончания архив вновь повторил переезд, уже в подмосковный Подольск. Тогда здания, находившиеся на территории бывшего Подольского артиллерийского училища, были переоборудованы под архивохранилища, возведены стеллажи, и на них так по сей день, и хранятся те самые спасенные документы, реликвии. За прошедшее время, конечно же, добавлялись и новые архивные документы, и новые здания для их хранения. 

Мы сидели и внимательно слушали Пермякова, а в уме прикидывали: "Это сколько же здесь документов хранится, ведь каждый архивный фонд - махина!" А дел миллионы и их число растет как снежный ком! Есть еще и фотографические материалы, и хотя они присутствуют не во всех делах, но часто встречаются в альбомах Великой Отечественной, в альбомах героев. Есть фотографии и в исторических формулярах частей, особенно много их у летчиков. Игорь Альбертович лукаво щурится: "Это у вас снежный ком, а здесь архив!" Конечно же, не всё хранится в Подольске, здесь - сердце Центрального архива Министерства обороны, а у него есть еще 18 филиалов во всей нашей необъятной стране. 

Архивные документы хранятся в соответствии с нормами и традициями, насколько это возможно в зданиях, построенных в прошлом веке и функционально приспособленных. Все необходимые режимы хранения стараются соблюдать. Количество документов действительно растет как снежный ком, поэтому в течение последних лет 16-17 прием личных дел Центральным архивом значительно сокращен: "Их просто принимать некуда. Невозможно до бесконечности принимать документы, не зная, где их хранить. Мы изыскиваем возможности принимать документы от реорганизованных воинских частей, все остальные находятся на местах или в архивах округов". Понятно, что и там ситуация с площадями не простая. 

Но время идет, и уже сегодня в Центральном архиве строятся новые двадцать корпусов! "Беспрецедентное строительство, которое ведется у нас, позволит разгрузить и на достаточно длительное время снять острый вопрос наличия свободных площадей для хранения документов, который касается всех архивов, в том числе и государственных!" – говорит с улыбкой Игорь Альбертович и рассказывает, что в них будут использованы совершенные системы микроклимата с контролем влажности, температуры и всего прочего. И как только эти новые здания будут введены, архив снова начнет активно принимать документы военного делопроизводства. 

Встав из-за стола, Игорь Альбертович подошел к окну: "Перед Центральным архивом Министерства обороны сейчас встает задача массового перемещения документов из старых корпусов в новые! Архивисты хорошо понимают, что это значит. Это значит, что всё будет необходимо проверять, переучитывать, сверять с научно-справочным аппаратом, возможно, заново систематизировать и размещать на новых местах, топографию составлять. Это действительно колоссальный объем работы! Поэтому архив будет просто вынужден в определенные периоды приостанавливать работу некоторых хранилищ, поскольку по-другому чисто физически невозможно одновременно и обеспечивать работу читального зала, и отвечать на запросы, и перемещать документы". 

При любом объеме строительства проблема с местом хранения могла бы быть решена лишь на короткое время, если бы не... "Да, – сразу пошел нам навстречу Пермяков, – в соответствии с методическими рекомендациями Росархива и нашими ведомственными Перечнями документов со сроками хранения, по истечении определенного срока документы, не имеющие исторической ценности, актируются и уничтожаются. Если происходят какие-либо изменения в сроках хранения, то они начинают действовать с момента их утверждения Министром обороны. Хотя и здесь бывают свои нюансы, - отмечает начальник архива, - были у нас моменты, связанные с увеличением срока хранения финансовых документов на военнослужащих и гражданский персонал с 50-и и 25-и лет . Сейчас у них уже другой, больший, срок хранения, а тогда мы не уничтожали их потому, что они были необходимы, в первую очередь для справочной работы. Это по нашей просьбе были увеличены сроки их хранения".

Немного переиначивая Ларошфуко – мало обладать выдающимся архивом, надо еще иметь возможность им пользоваться. Сегодня в ЦАМО по-прежнему есть документы, остающиеся на секретном хранении. Это больной вопрос для многих исследователей. По большей части эти материалы остаются таковыми потому, что кроме работы по рассекречиванию архив ежедневно проводит огромный объём работы. И, прежде всего, она касается исполнения социально-правовых запросов, ответы на которые необходимо предоставлять в 30-дневный срок. "В день приходилось отрабатывать до 1200 писем. А ведь иногда для ответа лишь на один запрос необходимо поднять от 20 до 40 дел, перебрать сотни карточек из наградной картотеки, а это не малый объем! Поэтому большинство наших сотрудников, даже из других отделов, выполняет именно эту работу. Кроме этого, проведение экспертизы ценности документов, работа с фондами и прочее, прочее, прочее, – перечисляет главный архивист Министерства обороны и поясняет, - ведь если мы эти работы проводить не будем, с тем огромным объемом документов, которые у нас есть, а это, на минуточку, 17 миллионов, а при всех наших филиалах все 20, мы просто-напросто не сможем содержать их и использовать. Что касается рассекречивания: ведется плановая работа, в рамках архива и по планам архива. Правда, мы идет навстречу исследователям и, по мере возможности, рассекречиваем документы по их заявкам вне планов". При этом очень важно понимать, что снятие грифа секретности проводится не только экспертными комиссиями Центрального архива, но и центральной экспертной комиссией Министерства обороны, где также существуют свои планы и свои графики работ. 

Как только Пермяков упомянул исследователей, разговор вышел на новый виток и раскрыл перед нами те проблемы, о которых стоило бы поговорить отдельно, поскольку они касаются нашей с вами памяти. Есть закон о персональных данных и закон об архивном деле, которые гласят, что хранители архивов не имеют права без согласия родственников раскрывать личные данные военнослужащих. Поэтому исследователи, если они работают над теми или иными публикациями, научными работами, сперва должны получить разрешение либо у самих военнослужащих, либо у их родственников, обосновывая при этом необходимость предоставления им тех или иных материалов персонального характера. Многие приезжают в архив, чтобы разыскать своих родственников: бабушек, дедушек, отцов, матерей. 

Есть еще одна категория исследователей – поисковики. Сотрудники ЦАМО отмечают, что среди них встречаются недобросовестные, которые, чтобы отчитаться перед Администрацией за выделенные средства на поисковую работу, просто запрашивают в архиве информацию по уже имеющимся известным захоронениям. Многие из поисковиков считают, что именно их работа самая главная и самая важная - они пишут новые страницы военной истории, а раз так, то архив должен приостановить всю свою работу ради обеспечения выполнения их запросов. "Мы стараемся помочь тем, кто приходит к нам за информацией, однако здесь есть свои нюансы, – Пермяков хмурится, – в читальном зале установлены видеорегистраторы, мы наблюдаем как здесь исследуют, как работают с нашими документами. Случается, что по-варварски, какие-то пометки в делах делают. Совсем беспрецедентные случаи бывают, правда, не часто, когда пытаются подправить записи в документах, чтобы подтвердить потом ту или иную льготу на родственника. Мы категорически пресекаем эту самодеятельность. Больше таких на порог не пускаем". 

Разговор возвращается к историкам: "Документы о войне – вещь деликатная. Один и тот же факт можно интерпретировать по-разному. Если кто-либо хочет найти негатив, он находит негатив в любом архиве и использует его в подтверждение своих заключений и говорит: "А что вы хотите? Вот архивные документы!" 

Сотрудники архива сами работают не покладая рук. Помимо упомянутой выше работы по исполнению социально-правовых запросов и другой чисто архивной, разыскиваются награды, ранее не врученные ветеранам Великой Отечественной войны, создаются электронные базы данных. Это – большое дело, требующее привлечения дополнительных людских и временных ресурсов, соответствующей компетенции.

Еще не завершена полностью работа с электронным банком документов "Подвиг народа": выбираются и проверяются, выдаются для сканирования документы. "Мемориал"  - обобщенный банк данных, содержащий информацию о погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период, - также продолжает пополняться.

Перевод на электронные носители документов делает архивы более доступными для исследователей. Пример из жизни приводит сам собеседник: "Сканирование одного листа подлинника некачественной техникой сокращает жизнь документа на 25 лет, или если его будут постоянно брать, постоянно копировать и мусолить, то понимаете, что с документом будет? Так что в наших планах оцифровка документов. А в ближайшем будущем штрих-кодирование, перевод описей в электронный вид, составление поискового ресурса, верификация".

За оцифровкой документов.jpg

И главное, здесь идет подготовка к празднованию 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, а это огромное количество выставок: самых серьезных и на самом высоком уровне. И архив сегодня стоит на позициях не скрывать историческую информацию, а как можно больше давать обществу возможностей этой информацией пользоваться.

О своих подчиненных начальник архива говорит с нескрываемым уважением : "Я благодарен им (своим сотрудникам) за работу. Кто работает в архиве? Местные жители, подольчане. Здесь есть даже свои династии – сначала работала мама, сейчас работает дочка, до этого работала бабушка. Есть такие семьи! Приходят трудоустраиваться и новички. Например, из нового микрорайона Подольска, из Кузнечиков, где дали квартиры военнослужащим и членам их семей".

Да, здесь действительно любят свою профессию! И хотя, как и по всей стране, здешние архивисты не имеют каких-то уникальных условий в оплате труда, они понимают, что от их труда зависит – получит ли бабушка квартиру как ветеран войны, а военнослужащий вовремя льготы, и прочее, прочее. Все это понимают, поскольку так или иначе связаны с армией. И пожелать им мы можем только еще чуточку терпения. Они знают ту не простую ситуацию, в которой архив сейчас находится, понимают всю сложность стоящих задач.

А дальше будет только лучше! "Для нас сейчас самое-самое важное, – завершает встречу Игорь Альбертович, – добиться, чтобы в строй ввели новые корпуса, переместить документы, сделать научно-справочный аппарат в электронном виде, сделать как можно больше для того, чтобы организация, в которой мы трудимся, могла стабильно и планомерно работать. Вот это самое главное!"

***

Что любопытно, готовился этот очерк в разы дольше, чем Игорю Альбертовичу Пермякову потребовалось времени для ответа на все вопросы. А ведь он не сидел, сложа руки. Отвечал на звонки и при этом умудрялся давать ответы с упреждением, будто заранее знал, о чем его спросят. Вот, что значит настоящий военный. Нет, не так. Вот, что значит профессионал своего дела!

 

по заданию НААР.РУ
Андрей Кириленко

Полезная статья?
Да / Нет
Прочитать позже В избранное Отправить по e-mail
  • Поделиться в соцсетях:
Только зарегистрированные участники могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь

Материалы по теме:

Сервисы

Все сервисы

Ваши идеи

Знаете как сделать портал лучше? Поделитесь идеей.